«ТЕБЕ В АМЕРИКЕ НАДО ДЕЛО СДЕЛАТЬ».

12-25-2022

Как священник из Москвы строит храмовый комплекс в Вирджиния-Бич. 

Иерей Сергий Косов – русский священник, многодетный отец, который работал в Америке и грузчиком, и сборщиком мебели. Был почти безутешен, когда долгожданная дочка родилась с синдромом Дауна. А митрополит ему сказал: «Это вам благословение». Как утешение, Господь послал батюшке, семейству его и приходу землю под храм. Двадцать девять акров – в Америке! Из них 5 акров чистой земли – хоть сейчас строй. Остальное – лес. И будущий парк. Прямо чудеса нашего времени.

Иерей Сергий Косов

Иерей Сергий Косов

Сквозь осеннее многоцветье мы въехали на просторный участок в городе Чесапик, что в штате Вирджиния, на котором будет построен собственный храм прихода преподобного Иосифа Оптинского. По обе стороны – фермы. Слева – индейки, справа – лошади. И если последние вели себя тихо и были мало заметны, пока приходская детвора их не обнаружила, то индейки к середине литургии осмелели и оказались на приходском участке. Замерли под пение, но дети без шума подвинули птиц на их собственную территорию. А в возведенной под небом и рядом с густым лесом беседке настоятель прихода преподобного Иосифа Оптинского москвич иерей Сергий Косов продолжал служить литургию – первую на собственной территории. За почти 30 лет существования прихода.

Большинство прихожан собрались к началу богослужения. Те, кто с детьми, подъезжали позже. Верующие из стран бывшего СНГ: русские, украинцы, белорусы, молдаване, казахи, узбеки, а также болгары, румыны, принявшие Православие американцы и даже православный из Марокко.

Детство в Калужской области

Детство в Калужской области

– Свое детство я провел в Москве, но каждое лето жил у бабушек и дедушек в Калужской области, помогал им в деревенском труде, – рассказывает отец Сергий. Первые молитвы я услышал от бабушки Веры, с ней молился сам, ездил в паломничества – в Свято-Пафнутьев Боровский монастырь, в Шамординский и в мало обустроенную в те годы Оптину пустынь. А по возвращении в Москву прислуживал в храме в Переделкине, куда в те годы только что приехал архимандрит Илий (Ноздрин). Это он благословит меня поступать в семинарию. Благословение старца слово в слово повторит и мой духовник.

Иеросхимонах Феодосий (Елфимов)

Иеросхимонах Феодосий (Елфимов)

Мое сознательное воцерковление началось в 2009 году. Именно тогда я, благодаря моей бывшей однокласснице и будущей супруге, обрел духовника – иеросхимонаха Феодосия (Елфимова), насельника Михайло-Афонской Закубанской общежительной пустыни, что в республике Адыгея. Начал помогать в церковной службе, нести послушания в скиту в честь Рождества святого Иоанна Крестителя в селе Новопрохладное (Сахрай).

Ни в семинарии учиться, ни становиться священником я не собирался. Как единственный сын у родителей, даже не думал о том, чтобы уехать в Америку.

Однажды мы с духовником шли в скит после отпевания одной новопреставленной бабушки. И тогда он мне говорит: «Поздравляю тебя с началом служения Богу. Надо тебе поступать в семинарию». Я задумался. Возвращаюсь в Переделкино. Захожу в алтарь, а там отец Илий: поворачивается ко мне и слово в слово повторяет слова моего духовника, что мне надо поступать в семинарию. А он тогда меня в первый раз видел!

В Иоанно-Предтеченском скиту в Адыгее

В Иоанно-Предтеченском скиту в Адыгее

Я прислушался к обоим. Отец Феодосий повенчал нас с Лали – моей будущей матушкой. Когда жена была уже беременна, она полетела в Америку к родственнице. А я в то время подал документы в Московскую духовную академию.

Как-то она звонит мне в воскресенье и говорит: «В Америке есть православная семинария». И начинает рассказывать. Оказывается, она пошла в воскресенье в храм на службу, разговорилась со священником, сказала, что муж собирается поступать в семинарию. А батюшка ей говорит, что у них тоже есть семинария. Она у меня бойкая: взяла в аренду машину и поехала в Джорданвилль. Приехала, со многими там познакомилась. А когда она вернулась домой, помню, сидели мы с отцом Илием в трапезной, разговаривали по поводу этого предложения. Отец Илий взглянул на мою жену и говорит: «Тебе надо там рожать». Я его даже немного осудил тогда: живем в Москве, неужели здесь родить негде? Но мы послушались и отправились за океан.

Благословение блаженной Ксении

Нина Михайловна Соловьева

Нина Михайловна Соловьева

Так в 2012 году по благословению двух старцев я приехал в Джорданвилль и поступил в семинарию. Встал вопрос: где нам с женой и ребенком в перспективе жить.

Я пришел к ректору семинарии отцу Луке (сейчас он епископ Сиракузский) и представился, сказав, что я новый семинарист. Он мне отвечает: «Езжай домой, у нас жить негде, все семинарские дома для женатых семинаристов заняты». Потом подумал и говорит: «Иди в нижний храм, почитай акафист блаженной Ксении Петербургской».

Взяв благословение, я отправился в нижний храм. Через день подходит ко мне насельник монастыря отец Киприан и говорит: «Там бабушка Нина Михайловна Соловьева на горке живет, она старенькая, монастырь ей помогает. Если хочешь, мы тебя к ней подселим. Будешь бесплатно жить и помогать бабушке».

Митрополит Иларион (Капрал) в доме Нины Михайловны в Джорданвилле

Митрополит Иларион (Капрал) в доме Нины Михайловны в Джорданвилле

Так через день мы нашли дом. Нина Михайловна – известная в Зарубежной Церкви прихожанка (скончалась в августе того года). Ее знает не одно поколение семинаристов, среди которых и наши иерархи. Это она регулярно устраивала для семинаристов праздничные столы в своем доме. Собирала всех под крылышко. Все ее дети и внуки воспитаны в вере. Сын – отец Михаил – служит протодиаконом на Богородице-Рождественском приходе в Олбани близ Джорданвилля. В ее доме я впервые встретился с приснопамятным митрополитом Иларионом.

Время шло. Когда матушке пришло время рожать нашего первенца (Наума), про которого отец Илий сказал, что его надо рожать в Америке, мы поняли, что он имел в виду. Во время родов у малыша почти остановилось сердце. Медики заметили и вовремя сделали кесарево сечение.

Однажды, когда мы приезжали к отцу Феодосию, он спросил: «Ну, как вы там с бабушкой?» – «Слава Богу, – отвечаем. – Все нормально».

«Ничего, еще одни поживете!»

– Отец Сергий, вот перебью вас сейчас. Как вы считаете: это правильно, что у семьи один духовник?

– Для нашей семьи – да. Батюшка знает нас от и до. Он нас уже много лет окормляет духовно.

– Что за человек отец Феодосий?

– Отец Феодосий – сибиряк, всю жизнь там трудился. Потом уехал в Краснодар, где был директором школы. Уже в то время, как бы шутя, начал на уроках что-то ученикам предсказывать. А спустя время, лет через 20–30, предсказанное сбывалось. Когда в семье выросли дети, супруга его ушла в монастырь в Краснодарском крае, и он сам принял постриг. Потом отец Феодосий начал строить Иоанно-Предтеченский скит в горах под Майкопом.

Моя матушка ездила к отцу Феодосию, когда еще скита не было, и они с девчонками приезжали помогать и ночевали то в палатке, где вокруг бегали койоты, то у местных бабушек. Потом бабушки умерли. А народу окормляться к отцу Феодосию стало ездить все больше. И тогда батюшка начал строить гостиницу для паломников. Они помогали ему физически, а батюшка поддерживал людей молитвенно.

Жизнь моего духовника, отца Феодосия, – учебник, наглядное пособие того, как надо жить

Отец Феодосий – мой учитель наглядный. Его жизнь и есть учебник, наглядное пособие – как надо сейчас жить. И когда возникают сомнения, я просто думаю, как бы поступил отец Феодосий. Такое отношение с духовным отцом сформировалось у меня за все эти годы.

У нас была компания: ребята и девчата из Москвы, Краснодара, других городов. Каждый год мы на несколько недель приезжали к батюшке в скит. Ребята занимались стройкой, девчата шили и по хозяйству помогали. Вместе трудились, общались, вместе молились.

За это время отец Феодосий многих из нашей дружной компании повенчал. Мы стали крестными рожденных в наших семьях детей. И сейчас мы продолжаем встречаться и общаться. Есть среди нас юристы, профессиональные спортсмены, предприниматели, иконописцы. Все при деле и при церкви. Священник – только я один. И то, священником я стал по послушанию.

Батюшка для всех нас – пример жизни. Его любовь – жертвенная, как у Спасителя.

С семьей

С семьей

Когда строили гостиницу, он упал и сломал ногу. Его увезли в больницу и там поставили спицы. Я тогда остался в скиту за старшего. На следующий день приезжаю к нему, а его в больнице нет. Спрашиваю: «Как так, ему только вчера операцию сделали. Где он?» – «Его женщины забрали», – отвечают мне.

Какие женщины? Я ему звоню, а батюшка говорит: «Дитёнок, все в порядке. Как же мне моих прихожан оставить? Болящие они, мне же надо поехать и их причастить». – Я говорю: «Ты ж на костылях».

Привезли его в больницу. Нога почернела. Доктор строго говорит, что, если пойдет осложнение, придется отрезать ногу. Отец Феодосий отвечает доктору: «На все воля Божия!» На следующий день приезжаю – его опять нет. Доктор говорит: «Вы его забирайте, больше не будем возвращать».

В итоге батюшка всех причастил – и нога цела и зажила. И таких историй много.

Однажды привозят молодые родители грудного ребенка, от которого врачи в больнице отказались и отправили умирать домой. Сказали, что в том случае медицина бессильна. А там недалеко Минеральные Воды, и батюшка говорит: «Что же вы ко мне, грешному, приехали? Езжайте к святому Феодосию Кавказскому. Там молитесь».

Я ему звоню, а он: «Ты мне расскажи про стройку. Быстро строить надо. Я к тебе приеду – помочь, поддержать». Но его не отпустили…

Диакон в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле

Диакон в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле

Вернемся к джорданвилльскому периоду вашей жизни…

– Возвращаемся мы в Джорданвилль, и оказывается, что отец Михаил собирается забрать маму к себе. Мы остались в доме одни и жили так до отъезда на приход.

В 2016 году, на последнем курсе, приснопамятный митрополит Иларион рукоположил меня во диакона, а спустя год после окончании семинарии – в 2018-м – нынешний митрополит Николай рукоположил в сан священника.

Служить меня оставили в Троицком монастыре в Джорданвилле. Как и во время обучения в семинарии, я продолжал нести послушание в иконоклейной мастерской.

Тогда у нас как раз должна была родиться дочка Пелагея. И все было хорошо, а когда она родилась, врачи сказали, что у нее синдром Дауна. «Господи, как же так? – думал я. – Ты сподобил меня стать священником, в руки доверил чад Своих – и такой крест мне сразу».

Тяжело нам было, а владыка Иларион мне говорит: «Успокойся, это вам благословение Божие». А у меня – сорокоуст, новорожденный ребенок. Я заскорбел и больше всего испугался за себя – выдержу ли? Замкнулся в себе, а матушка терпела, переживала, в то время как сама нуждалась в поддержке.

– Это психологически характерно для мужчины, попавшего в такую ситуацию…

– Да, и только со временем я понял, что имел в виду владыка Иларион. Спустя четыре года смотрю на дочку – она на двух языках говорит, смышленая такая! И я благодарен Богу за все.

Мы с женой стараемся дать детям все, что от нас зависит: хорошую школу, дополнительные занятия. И государство, конечно, помогает. Если бы не помощь, не вытянули бы.

«Есть у нас русский приход. Но знай – у них ничего нет»

– На одном из ежегодных пастырских съездов подошел я к митрополиту Илариону и говорю: «Какой от меня толк: служу в монастыре пятым-десятым священником?» – «Есть у нас приход. Там нужен русский священник. Но знай, у них ничего нет. Это миссия», – предупредил владыка, зная мою семью – мы с женой, теща, трое детей: сыновья Наум и Савва, солнечная наша девочка Пелагея. Владыка познакомил меня с отцом Ричардом, американцем, который был настоятелем миссии.

Солнечная Пелагея

Солнечная Пелагея

Я позвонил своему духовнику. Он мне говорит: «Дитёнок, благословляю тебя туда ехать». – «У меня же дети, как я их повезу? – с легким испугом спрашивал я. – Приход не сможет нас обеспечивать. Не только финансово, но даже жильем».

Но по послушанию мы поехали, и ехал я туда, зная, что надо будет очень много работать, чтобы хотя бы за жилье в хорошем районе, а значит, и с хорошими школами, заплатить.

– Так в августе 2018 года вы приехали в Вирджинию-Бич…

Приход мне немного платил, но этого не хватало даже на то, чтобы снять дом. И я стал работать грузчиком

– Приход мне немного платил, но этого не хватало даже на то, чтобы снять дом. Я встретился с русскоговорящими людьми в городе, вышел на компанию по перевозкам и стал работать там грузчиком. В будние дни утром уходил, вечером приходил – и так зарабатывал. Потом устроился укладывать полы, чем до этого никогда не занимался. И очень часто денег выходило ровно столько, чтобы оплатить счета. И все четыре года мы так жили. Сейчас я занимаюсь приходом и детьми, а матушка работает и учится.

Отец Ричард вскоре уехал учиться в семинарию, и меня назначили настоятелем. К сожалению, ни в какой семинарии не учат тому, как молодому священнику возглавлять приход. Да и приходы ведь все разные. Было тяжело. Но мне повезло в том, что помогал и духовный отец, и наш благочинный, отец Виктор Потапов, поддерживал. Это такая скала, на которой стоит наша Зарубежная Церковь. Я для него молодой священник, и он ко мне по-отцовски относится и наставляет.

Отец Феодосий сказал: «Тебе в Америке надо дело сделать»

– Постепенно я стал присматриваться к людям, заново формировал церковный совет. И потихоньку дела стали налаживаться. Я и сам стал опытнее и увереннее, потому что рядом со мной – надежные люди.

Наш староста – Владимир Карпов, по профессии врач-психиатр. В Америку с женой Аней они приехали в 1991 году. Здесь у них родилось четверо детей. А свой путь к Богу он начинал с Соловков. Как и многие в конце 1980-х – начале 1990-х, молодой москвич студентом приезжал летом трудиться в находившуюся на реставрации обитель. Это и стало толчком к осознанному приходу в церковь. В Москве это был недавно открытый Данилов монастырь, по приезде в Америку, в Вашингтон, – Свято-Иоанно-Предтеченский собор. Двадцать лет назад по работе Владимир переехал в город Вирджиния-Бич и вместе с приходом прошел все места молитвы.

– А сам приход как развивался все эти почти 30 лет?

Постоянного помещения у прихода не было, и верующие молились то в гостиной дома о. Серафима, то в помещении рыбного рынка, то в гараже

– Приход, созданный в 1989 году в юрисдикции Антиохийской Церкви американцем о. Серафимом Стивенсоном, при основании был посвящен священномученику Игнатию Богоносцу. Постоянного помещения у него не было, и верующие молились то в гостиной дома о. Серафима, то в помещении филиппинского рыбного рынка, то в гараже священника.

В 2007 году он был преобразован в приход во имя преподобного Иосифа Оптинского Русской Православной Церкви за границей. На частной территории одного из прихожан построили деревянный храм, но вскоре приход вынужден был выехать оттуда и впоследствии находил пристанище сначала на территории протестантской церкви, потом в конференц-зале госпиталя города Норфолк. А года два назад местная греческая церковь откликнулась на просьбу своего прихожанина и сдала в аренду нашему приходу Феодоровскую часовню в городе Норфолк.

Все хорошо в греческой церкви, но нет места, где прихожане могли бы собираться: знакомиться, общаться, трапезничать, что очень важно – чтобы люди приходили в храм не раз в год, а регулярно участвовали в богослужениях, таинствах и приходской жизни. Стали задумываться о своем храме.

Мой духовный отец сказал, что нужно укрепляться молитвой, и молитвенное правило иметь нужно именно приходское. Чтобы все молились. А самому мне – стараться оправдывать ожидания людей. И мы начали молиться, а по субботам я читал акафист Курско-Коренной иконе Божией Матери. За 30 лет у прихода накопились некоторые сбережения в банке, и мы начали подыскивать землю, чтобы купить ее в кредит.

Проходит несколько месяцев. И однажды один наш благотворитель, человек очень скромный, пригласил меня посмотреть участок – 29 акров: 5 акров чистой земли – хоть сейчас строй, и 24 акра леса. «Сколько же это может стоить?» – говорю я. – А он спрашивает: «Нравится?» – и дал мне чек.

Мы приобрели участок, и потихоньку Господь свел меня с хорошим архитектором, который сейчас ведет наш проект. Как будут готовы все необходимые бумаги, с помощью Божией предполагаем начать строительство. Первым мы решили строить духовно-просветительский центр, в котором устроим временный храм. А еще там будет большой зал: трапезная, большая кухня, где мы сможем всех накормить. Третий зал – лекционный, воскресная школа, книжный магазин. У людей будет возможность пообщаться, подружиться. Я им говорю: «Мы должны быть семьей и стараться жить по-христиански. И все это должно быть вокруг церкви».

Недавно мы купили трактор – вещь очень нужная для нашего участка. Под трактор будем ставить большой гараж, в котором устроим мастерскую. Весной поставим пасеку. А это свечи, мед. Когда наш центр будет готов, в зависимости от финансов можно будет строить храм. В дальнейшем, когда и храм уже будет освящен, мы планируем проводить здесь молодежные съезды. У нас и место шикарное, и климат замечательный.

– Вот будет готов центр. С таким количеством детей на приходе – школа точно станет приоритетом. Школа вашей мечты – что это?

– Сначала нужно познакомиться, потому что каждый ребенок индивидуален, и группа детей – тоже индивидуальна. А потом будем решать, как строить школьную программу. И выбирать такие виды обучения и деятельности, которые бы этих конкретных детей заинтересовали – по истории, культуре, искусству. Моя матушка – иконописец, профессионально училась в Москве делать иконы из керамики, поэтому эти виды деятельности тоже можно ввести в школьную программу. Дети могут учиться делать керамические изделия своими руками, устраивать выставки.

На мой взгляд, приходская школа – это не только Закон Божий. В наши дни это не сработает. Нужно разрабатывать специальную программу, исходя из интересов детей

На мой взгляд, приходская (или как ее на некоторых приходах называют – русская) школа – это не только Закон Божий. В наши дни это не сработает. Если ребенку не будет интересно, он не будет ходить в такую школу. Я с этим сталкиваюсь – у меня детей трое! Девять, семь и четыре года. Надо присматриваться, что за дети, и исходя из этого разрабатывать программу. Хорошие, увлеченные учителя это сделать смогут. Да, это труд. Но нужно развивать детские таланты. Мне хотелось бы со временем привлекать людей разносторонних: специалистов по языкам, народному творчеству и рукоделию, пению, народным танцам, готовке, истории, географии и паломничеству. Тем более у нас все эти занятия, учитывая разные национальности наших прихожан и разнообразие Православия в Америке, будут чрезвычайно востребованы.

А дети наших прихожан – они уже вокруг церкви. Помогают на богослужениях, молятся. Мои сыновья с удовольствием приезжают с папой косить траву на нашем участке. Иногда я вижу, что Савва сидит за свечным ящиком. А ему нет еще и восьми. И о других мальчиках могу сказать то же самое.

***

Я пересмотрела интернет, но так и не обнаружила другого, кроме как в американской Вирджинии, храма, посвященного преподобному оптинскому старцу Иосифу. Для старших членов прихода он как бы даже современник, ведь почил старец в 1911 году.

В течение тридцати лет Иосиф был духовным чадом и келейником великого Оптинского старца Амвросия, фактически его «правой рукой». О нем повторяли слова одной блаженной старицы: «Что Амвросий, что Иосиф – одно».

В 1988 году святые мощи преподобного были обретены, а для общецерковного почитания старец был прославлен в августе 2000 года.

– В этом году 10 лет, как я приехал в Америку. А когда бываю в России, всегда еду на Калужскую землю. Для меня там – ощущение родины: деревня, где я с 5-ти лет помогал, лес, заброшенная тогда Оптина.

Литургия на приходском участке

Литургия на приходском участке

– А у батюшки Феодосия в скиту – часть Америки…

– Получается так. На месте, где народ исповедуется, лежит небольшая иконка Курско-Коренной Божией Матери, которую он очень почитает. В семинарские годы, неся послушание в иконоклейной мастерской, я ее сделал своими руками. Батюшка мне предложил: «Давай с тобой будем молиться». И с тех пор как мы начали молиться – и земля появилась, и приход стал развиваться. И я вспомнил, что, когда решалось, ехать мне в Америку или нет, отец Феодосий сказал: «Тебе там надо дело сделать».

Я понял, насколько важно делать церковные дела по послушанию. Ведь тогда все это делает Господь, а я – только инструмент в его руках

Мы с матушкой долгое время не могли понять, какое это дело. А с приездом в Вирджинию я понял, какое дело могло привести меня в Америку, в этот город, и почему Господь сподобил меня стать священником.

И сегодня, когда я первый раз служил литургию на нашей приходской земле, а потом наблюдал, как радовались наши прихожане общению во время пикника на свежем воздухе, я понял, насколько важно делать церковные дела по послушанию. Ведь тогда все это делает Господь, а я – только инструмент в его руках, и мое дело – оставаться достойным христианином и Его соработником.

 

С иереем Сергием Косовым
беседовала Татьяна Веселкина
Вирджиния-Бич, шт. Вирджиния
Фото автора и из архива о. Сергия Косова

5 декабря 2022 г.

Demo Title

Наша Рассылка / Our Newsletter

* indicates required


This will close in 10000 seconds